since 2009
Назад в Статьи

This Is It? Майкл Джексон

25 Октябрь 2011

Более двух лет прошло со дня смерти легендарного и непревзойденного короля поп-музыки — Майкла Джексона. Сегодня весь мир знает о его взлетах и падениях, о скандалах и разрушенной репутации, о ложных обвинениях и разорении певца. Очень много можно спорить о его жизни. Для одних он – идол и кумир, для других – чудак. Каков же он был на самом деле? Наедине с собой? Мало кто знает, что Майкл написал книгу «Танцуя мечту». Это его мысли и чувства, выраженные словами и собранные в предложения. В каждой строчке весь он – ранимый, любящий, искренний, настоящий! Надеемся, для Вас сегодня откроется новый Майкл Джексон… Знакомьтесь…

ТАНЕЦ
Сознание выражает себя через творчество. Мир, в котором мы живем, есть танец создателя. Танцоры приходят и уходят в мгновение ока, но танец продолжает жить. Очень часто, танцуя, я чувствую прикосновение чего-то священного. В такие моменты я чувствую, что моя душа взлетает и становится единой со всем, что существует. Я становлюсь звездами и луной. Я становлюсь любящим и любимым. Я становлюсь победителем и побежденным. Я становлюсь хозяином и рабом. Я становлюсь певцом и песней. Я становлюсь знающим и знанием. Я продолжаю танцевать — это вечный танец творения. Творец и творение сливаются в полноте радости.
Я продолжаю танцевать…и танцевать…и танцевать, ведь существует только… танец.

ЗНАК ДРЕВНИХ
Он прожил в пустыне всю жизнь, но для меня все было ново. «Видишь отпечаток ноги на песке?» — спросил он, указав место под утесом. Я посмотрел так внимательно, как мог. «Нет, я ничего не вижу». В этом суть, — засмеялся он. — Там, где ты не видишь следов, прошли Древние». Мы прошли чуть дальше, и он указал на открытую вершину стены песчаника. «Видишь дом наверху?» – спросил он. Я прищурился, стараясь разглядеть. «Там ничего нет». «Ты хороший ученик, — улыбнулся он. — Где нет крыши и трубы, там наверняка жили Древние».
Мы обогнули скалу, и перед нами развернулся неправдоподобный вид – тысячи тысяч цветов пустыни цвели. «Видишь недостающие?» – спросил он меня. Я покачал головой. «Здесь только красота волна за волной». «Да, — сказал он тихим голосом. — Где нет ничего недостающего, там Древние собирали богатую жатву». Я думал обо всем этом, о том, как поколения когда-то жили в гармонии с землей, не оставляя шрамов там, где обитали. В лагере ночью я сказал: «Ты упустил кое-что». «Что?» — спросил он. «Где похоронены Древние?». Без ответа, он ткнул палкой в костер. Яркое пламя взвилось, лизнуло воздух и пропало. Мой учитель взглянул на меня, чтобы проверить понял ли я урок. Я сидел неподвижно, и мое молчание сказало ему, что я понял.

ДЕТИ
Дети показали мне своими улыбками божественное начало в каждом человеке. Эта простая доброта светится прямо из сердец. У них можно многому научиться. Если ребенок хочет шоколадного мороженого, он просто просит об этом. Взрослые запутываются
во всяких сложностях, надо ли есть это мороженое или нет. Ребенок просто наслаждается.
То, чему мы должны учиться у детей – это не ребячество. Общение с ними соединяет нас с глубокой мудростью жизни, которая вездесуща и просит только следовать ей. Сейчас, когда мир в таком беспорядке и его проблемы так сложны, я чувствую, что мы нуждаемся в наших детях более, чем когда-либо. Их природная мудрость указывает нам путь к верным решениям, что хранятся в наших сердцах и ждут, когда мы найдём их.

ЛЮБОВЬ
Любовь – забавная вещь для описания. Её так легко чувствовать, но она ускользает, когда говоришь о ней. Как кусок мыла в ванне – оно у тебя в руке, пока не сожмешь его слишком крепко. Некоторые люди проводят жизнь в поисках любви вне их самих. Они думают, что должны поймать и удержать её. Но любовь ускользает прочь, как влажный кусок мыла. Удерживать любовь не так уж неправильно, но ты должен научиться держать её легко, ласково. Отпусти её летать, если она хочет. Если она свободна, любовь сделает жизнь живой, радостной и новой. Это суть и энергия, что движет моей музыкой, моим танцем, всем. Пока любовь в моем сердце, она повсюду.

МАТЬ ЗЕМЛЯ
Зимним днем я шел по пляжу. Взглянув вниз, я увидел, как волна вытолкнула перо на песок. Это было перо морской чайки, испачканное нефтью. Я подобрал его и ощутил темную гладкую пленку на своих пальцах. Я невольно задумался, выжила ли эта птица. Все ли в порядке в нашем мире? Я знал, что нет. Я почувствовал печаль, думая о том, как беспечно мы относимся к нашему дому. Земля, которую мы все разделяем, не просто скала, летящая сквозь космос, но живое, заботливое существо. Она заботится о нас; она заслуживает нашей заботы в ответ. Мы относимся к Матери Земле так, как некоторые люди относятся к квартире внаём. Просто захламляют её и переезжают. Но переехать некуда. Мы притащили наш мусор, наши войны и наш расизм в каждую часть света. Мы должны начать уборку, а это значит вычистить наши собственные сердца и умы для начала, потому что они заставляют отравлять нашу родную планету. Чем скорее мы изменимся, тем легче будет почувствовать нашу любовь к Матери Земле и ту любовь, которую она с такой лёгкостью дарит нам.

СМЕЛОСТЬ
Любопытно, для чего нужна смелость, а для чего нет. Когда я выхожу на сцену перед тысячами людей, мне не кажется, что я очень уж смелый. Куда большая смелость бывает нужна для того, чтобы выразить настоящие чувства перед одним человеком. Когда я думаю о смелости, я думаю о Трусливом Льве из «Волшебника страны Оз». Он всегда убегал от опасности. Он часто плакал и трясся от страха. Но он разделял свои истинные чувства с теми, кого любил, даже если не мог гордиться тем, что чувствовал. Для чего действительно нужна смелость, так это для искренности. Выражать свои чувства не означает раскрывать всю душу перед кем-то – это значит самому принимать и честно показывать то, что у тебя на сердце, и неважно, что это может быть. Когда ты достаточно смел, чтобы быть искренним, ты знаешь сам, кто ты есть, и можешь позволить другим это увидеть. Это страшно, потому что ты чувствуешь себя таким уязвимым, открытым, боишься быть отвергнутым. Но без самопринятия прочая смелость, смелость киногероев, кажется пустой. Несмотря на риск, смелость быть честным и искренним открывает путь к самопознанию. Это предлагает то, чего мы все хотим, обещание любви.

БОГ
Странно, что Бог не возражает против того, как видят Его/Её во всех религиях мира, когда люди придерживаются представления, что их путь – единственно верный. Что бы ты ни сказал о Боге, кто-нибудь да обидится, даже если скажешь, что они разделяют всеобщую любовь к Богу. Для меня форма, которую принимает Бог, не самое главное. Самое главное – содержание. Мои песни и танцы – это контур, который Он наполняет. Я создаю форму, Он помещает в неё любовь и радость. Я смотрел в ночное небо и воспринимал звезды такими лично близкими мне, словно моя бабушка сделала их для меня. «Какое богатство, какая роскошь», — думал я. В этот момент я видел Бога в Его творении. Я мог бы так же легко видеть Его в красоте радуги, грациозности оленя, скачущего по лугу, правде отцовского поцелуя. Но для меня лучшее общение с Богом не имеет формы. Я закрываю глаза, смотрю внутрь себя и вхожу в глубокую нежную тишину. Бесконечность Божьего творения обнимает меня. Мы едины.

О МУЗЫКЕ
Люди спрашивают меня, как я делаю музыку? Я говорю, что просто вхожу в неё. Это как войти в реку и слиться с течением. У каждого момента в реке есть своя песня. Я стою в этом моменте и слушаю. То, что я слышу, никогда не бывает одинаковым. Прогулка по лесу приносит светлую, потрескивающую песню: листва шелестит на ветру, птицы щебечут и белки бранятся, веточки хрустят под ногами, и стук моего сердца объединяет всё это. Когда сливаешься с течением, музыка внутри и снаружи, и это одно и то же. Насколько долго, как я могу слушать момент, настолько долго у меня всегда будет музыка. Как быстро ко мне приходит вдохновение — я не могу сказать. Я не помню. Это нельзя выразить словами, это невозможно подсчитать. Каждая песня отлична от другой, и иногда вдохновение приходит быстро, а иногда нужно ждать. Никто не может сказать, как это происходит. Я знаю только, что ко мне это не имеет никакого отношения. Музыка уже где-то написана, это произведение Бога, а не моё.

Не пиши песню. Никогда ничего не пиши. Позволь песне создавать саму себя. Это мой закон. Позволь струнным сказать тебе, что делать, пусть рояль сам подскажет аккорды и бас решит, что он должен делать; позволь им делать всё, что они хотят. Я стараюсь не изобретать, а открывать — открывать, куда хочет идти песня. Не подчиняй себе песню, пусть песня подчинит себе тебя.

Иногда я просто опускаюсь на колени и благодарю Бога за то, что это пришло ко мне…

…Это очень красиво… Это как стоять под деревом во время листопада и ловить падающие листья. Это настолько же прекрасно. Когда ко мне приходит песня, я могу быть где угодно, я могу гулять в одиночестве, могу сидеть на пляже, могу быть в Диснейленде, могу просто есть арахис, или стоять под душем, или проснуться с ней, как это было с «We Are The World», я проснулся с этой песней в голове, она была полностью готова.

Потом я беру магнитофон и записываю звуки, я сам издаю эти звуки, как должен звучать бас, струнные, ударные, каждая партия. Так, как я это слышу. Я не умею читать партитуру и не записываю музыку в нотах. Леннон и Маккартни тоже не умели. Это не необходимо. Суть в том, чтобы в точности передать на плёнке то, что слышишь у себя в голове. Иногда это очень трудно. У тебя ведь всего один голос, а ты слышишь все эти созвучия сразу, и это очень трудно сделать, надо стараться делать всё возможное. Созвучие — это гармония, звук, то, что приятно слышать.

Я действительно верю, что Бог выбирает людей для выполнения какого-либо предназначения. Именно так были выбраны Микеланджело, Леонардо да Винчи, Моцарт, Мухаммед Али и Мартин Лютер Кинг. Их миссия была в том, что они делали. И я думаю, что я не выполнил ещё и сотой доли того, что мне предназначено. Я полностью предан своему искусству. Я думаю, что высшая цель искусства — это единение материального и духовного, человеческого и божественного. И я верю, что именно для этого и существует искусство и то, что делаю я. Я очень счастлив быть этим инструментом, из которого рождается музыка. В глубине души я чувствую, что этот мир, где мы живём – это огромный, колоссальный симфонический оркестр. Я думаю, что в своей изначальной форме творение есть звук, и звук не случайный, но – музыка. Вы знаете выражение «музыка сфер»? Это очень точная фраза. В Евангелии мы читаем: «И создал Господь Бог человека из пыли земной, и вдохнул в него дыхание жизни, и появилась у человека живая душа». Для меня это дыхание жизни – это музыка жизни, она проникает в каждую клетку творения. Где-то в альбоме «Dangerous» я говорю: «В моём сердце живут тайны древних времён, И волшебные песни ушедших племён, И я слышал, как вторит их песням живым Ритм приливов, звучащий в такт с пульсом моим». Это очень буквальное утверждение, потому что одни и те же волшебные интервалы, биологические ритмы исходят и от моей ДНК, и руководят движением звёзд. Одна и та же музыка управляет ритмом времён года, морских приливов и отливов, биением наших сердец, миграцией птиц, циклами роста, эволюции и распада.

Это музыка, это ритм. И моя цель в жизни — это отдать миру то, что я имел счастье получить, выразить восторг божественного единения через мою музыку и танец.
Это моё предназначение, причина того, что я здесь.

Счастье в Одноклассниках   Счастье в Facebook   Счастье в Tweeter   Счастье В Контакте   Счастье в Google+

Предыдущая запись

img

We all live in yellow submarine

Следущая запись

img

Кофе, как он есть