since 2009
Назад в Статьи

Любовь живет три года

23 Декабрь 2014

Мы читаем, подчеркиваем и делимся любимыми выдержками из книг. Здесь собраны строки прекрасной книги Фредерика Бегбедера «Любовь живет три года». Если вы еще не читали ее — прочтите наши выдержки и, возможно, появится желание прочесть роман полностью. А если уже читали… и не раз, будет что вспомнить!

Мало кто знает больше народу, чем Марк, и мало кто так одинок.

Он такой, Марк Марронье: прикидывается крутым в своем бархатном костюмчике, потому что быть нежным стыдится.

Я одеваю черное: ношу траур по себе.

В первый год говорят: «Если ты уйдешь, я ПОКОНЧУ собой». На второй год говорят: «Если ты уйдешь, мне будет больно, но я выживу». На третий год говорят: «Если ыт уйдешь, я обмою это шампанским».

В первый год покупают мебель. На второй год мебель переставляют. На третий год мебель делят.

В свои тридцать лет я все еще не способен посмотреть в глаза красивой девушке, не покраснев.

Приобрел известность организацией праздников в Париже в ту пору, когда в Париже праздников не стало.

Никогда не забуду: эти глаза узнали, что такое боль.

Самая главная проблема в жизни – это страдание, которое причиняешь, и самая изощренная философия не может оправдать человека, истерзавшего сердце, которое его любило.

А иначе – что? Жизнь кончена. Мы побывали в раю, еще не начав жить. Так и сиди до самой смерти в одном и том же прекрасном фильме с одними и теми же безупречными исполнителями. Это не жизнь. Когда имеешь все и сразу, рано или поздно начинаешь ждать катастрофы как избавления. Уповать на беду.

Брак – это икра на завтрак, на обед и на ужин: тем, что обожаешь, тоже можно обожраться до тошноты. «Ну пожалуйста, еще немножно! Что? Больше не можете? А ведь еще совсем недавно вам так нравилось, что это с вами? Ну-ка ешь, гадкий мальчик!»

Будь женщины похитрее, не давались бы в руки, чтобы заставить бегать за ними всю жизнь.

Я в претензии за то, что она оставила меня наедине с самим собой.

Самая сильная любовь – неразделенная. Любить кого-то, кто вас не любит, — вот это да, это любовь.

Что хуже – заниматься любовью, не любя, или любить, не занимаясь любовью?

Когда Алиса целовала меня в мокрые щеки, она поняла, что я понял, что она видела, что я видел, что она смотрела на меня так, как она смотрела. Никогда не забуду первое, что я ей сказал: «Мне нравится костное строение твоего лица».

Ключевая проблема любви, мне кажется, вот в чем: чтобы быть счастливым, человеку нужна уверенность в завтрашнем дне, а чтобы быть влюбленным, нужна как раз неуверенность. Счастье зиждется на спокойствии, тогда как любви необходимы сомнения и тревоги.

НЕ БЫВАЕТ СЧАСТЛИВОЙ ЛЮБВИ.

Она была вся такая светская, равнодушная и кошмарная, глядела рассеяно.

Самые лучшие праздники — те, что происходят внутри нас.

Меня поражало это электрическое поле высокого напряжения — осязаемое, мерцающее, — возникающее вдруг между мужчиной и женщиной, которые даже не знакомы, без видимых причин, просто так, всего-навсего потому, что они друг другу понравились и изо всех сил стараются себя не выдать.

Говорят, плохие времена становятся хорошими воспоминаниями, — хотелось бы мне, чтобы это было так.

Я-то думал, что подцепил тебя играючи, — и вот околачиваюсь под твоей дверью, позабыв дышать. Любовь — источник проблем с дыхалкой.

Я торчу на улице, перед твоим домом, и у меня сердце кровью обливается, только наружу не вытекает, это внетреннее кровотечение, так и подохну, свободный и ничей.

Я даже купил ее духи, чтобы вдыхать ее аромат, думая о ней…

А чем больше думаешь, тем становишься умнее — а значит, и грустнее.

Любовь — непонятная штука. Когда видишь ее у других, ничего не понимаешь, и еще меньше — когда это случается с тобой.

Мы живем на Земле, чтобы пережить те же события, что наши родители, в той же последовательности, — и точно так же они до нас делали, и так далее до бесконечности. Но это не самое страшное. Хуже другое — когда сам регулярно вляпываешься в одно и то же дерьмо. А это как раз мой случай.

Я останусь для тебя многотерпеливым влюбленным, тихой пыткой, непоколебимым тскушением. Зови меня Танталом.

Если я банален, значит, всечеловечен… Надо бежать от оригинальности, держаться вечных сюжетов… Осточертели интерпретации… Учусь искренности…

Я твое будущее. Я здесь, я существую, и ты не можешь жить дальше так, будто меня нет.

Есть такой предел боли, когда теряешь всякую гордость. Я пишу не для того, чтобы просить тебя прийти, — я пишу, чтобы предупредить: я всегда буду ждать. Дашь знак — и мы начнем разводить страусов. Не дашь — я все равно буду здесь, поблизости, на одной с тобой планете, ждать тебя. Я люблю тебя до безумия, ты одна мне нужна, я думаю только о тебе, я принадлежу тебе душой и телом. Твой Марк., который плакал, когда писал это письмо.

Написать роман о любви очень простыми словами — в общем, самая трудная задача.

Счастье страшит сильнее, чем горе. Я получил то, чего хочет больше всего на свете, — это наполнило меня ликованием и одновременно повергло в сомнение. Что, если я повторю прежние ошибки? Что, если я  — всего лишь циклический романтик? Теперь, когда она со мной, вправду ли я хочу этого? Не стану ли чересчур нежным? Не придется ли мне с ней скучать? Когда же я перестану себя накручивать, японский бог?

Не влюблены в своих отцов только фригидные женщины и лесбиянки, — уточняю я.

Вот бы кто-нибудь сказал мне, чего я хочу.

Ты точно влюблен, когда начинаешь выдавливать зубную пасту на другую, не свою щетку.

Любовь живет долго, только если каждый из любящий знает ей цену…

Я надеюсь, что лживое название этой книги вас не слишком достало: конечно, любовь живет вовсе не три года; я счастлив, что ошибся.

Когда я попросил Алису выйти за меня замуж, она дала мне ответ, полный нежности, романтики, проницательности, красоты и теплоты: «Нет». Послезавтра будет ровно три года, как я живу с ней.

img img img
Счастье в Одноклассниках   Счастье в Facebook   Счастье в Tweeter   Счастье В Контакте   Счастье в Google+

Предыдущая запись

img

За сорок

Следущая запись

img

Оставить 2014-й в 2014-ом